Автоматическе составление заявления в суд Onlyway - Антиколлекторы +7 495 543-44-90 » Статьи » Кредитный долг - помощь должникам +7 (495) 543-44-90 » МЯГКИЕ, НО ЦЕПКИЕ ОБЪЯТИЯ КРЕДИТОРА
Статьи
Возврат долгов
Антиколлектор
Юридические услуги
Кредитный долг - помощь должникам
Законы и понятия долгового рынка России
Антиколлекторские услуги
Коллекторские услуги
Информация (info)
Кредит - помощь в получении кредита
Банкротство юридических и физических лиц
Бухгалтерский учет
Ипотека - кредитные услуги
Налоговые долги - помощь
Закон и порядок
Объявления ONLYWAY
Агентство ONLYWAY
Банкротство
Андрей Власс (юрисконсульт OnlyWay)
Конференция и Семинар
СМИ о ONLYWAY Legal Service (Юридическая компания)

МЯГКИЕ, НО ЦЕПКИЕ ОБЪЯТИЯ КРЕДИТОРА

Евгения Квитко

Тема коллекторских агентств стала к концу этого года предельно актуальной, поскольку именно на этот период эксперты «запланировали» наибольшее количество невозвратов долгов как физическими, так и юридическими лицами. Причем доля просроченных кредитов может составить от 10 до 30%. Банки теперь предпочитают не бегать за должниками, как прежде, а пользоваться услугами «специалистов по выбиванию долгов». Возможно, поэтому, по данным аналитиков финансового рынка, с начала года объемы долгов, переданных в коллекторские агентства, выросли практически вдвое. По статистике, сейчас коллекторы занимаются третью всех долгов физических лиц перед кредитными организациями.

Интересно, что словосочетание «специалисты по выбиванию», безусловно подходившее прежде работникам фирм, которые помогают кредиторам возвращать долги, теперь не очень нравится даже самим неплательщикам. По крайней мере таковы результаты моего собственного социологического мини-исследования. «По голове не били и, кажется, не собираются, хотя долг выплачиваю не так быстро, как хотелось бы даже мне, не говоря уже о них», — сказал один из респондентов (как и все остальные, попросив не называть его имени).

Другое мнение: «Пока мы бегали от банка, а затем от коллекторского агентства, нам оттуда постоянно звонили, и автомат металлическим голосом говорил вещи довольно жесткие. Затем мы все же решились и начали с коллектором общаться. Оказалось, что там работают вполне нормальные люди и даже местами интеллигентные. Разговаривают доброжелательно, и от всего этого возникает ощущение, что главная их задача в том, чтобы решить именно ваши проблемы. Я думала, что в таких агентствах сидят одни юноши с ледяными глазами, но переговоры со мной вел седой, пожилой, вежливый мужчина».
Суммируя сказанное и другими жертвами собственных долгов, можно предположить, что коллекторские агентства действительно ведут себя по отношению к неудачливому заемщику более гуманно и заинтересованно, нежели банки-кредиторы. По словам одного уже расплатившегося должника, например, самым неприятным в этой истории было общение со служащими Сбербанка. «Они с самого начала вели себя очень агрессивно. Позвонил работник Сбербанка, резкий, нахальный, все свои претензии стал высказывать первому же, кто поднял телефонную трубку. А этим первым попавшимся под руку был, не поверите, наш 11-летний сын».

В звонках и переговорах, которые вел со своими должниками Росбанк, откровенного хамства не было. Но и навстречу идти никто не торопился. Скажем, одна из моих интервьюируемых — ее сын воспользовался услугой овердрафта и много месяцев не возвращал долг — попросила банк закрыть услугу. На все ее объяснения, что сын отказывается это делать добровольно, а она не в состоянии бесконечно оплачивать его долги, в банке отвечали односложно: не имеем права, должен заявить об отказе он лично. В «агентстве по выбиванию» эту проблему решили. «Если сотрудничаешь, то они искренне откликаются на твои проблемы. Или по крайней мере делают вид, что откликаются, — резюмировала пострадавшая. — Однажды, когда я позвонила в агентство с мобильного, мне даже сказали: не тратьте свои деньги, мы вам сейчас перезвоним».
В другом случае агентство посодействовало в том, чтобы освободить должника от некоторой части штрафных акций. Правда, предложили взять в этом же банке другой кредит, чтобы из него выплачивать предыдущий, — то есть, по сути, влезть в двойную кабалу.

Еще в одном — при долге в 300 тыс. руб. агентство вошло в положение семьи, где во время кризиса и муж и жена остались без работы, и согласилось на ежемесячные выплаты в 5–10 тыс. рублей. Этот метод «микровыплат» супруг должницы назвал «мягкими, но цепкими объятиями агентства», поскольку, увидев, что люди платят, коллектор стал понемногу, от месяца к месяцу, увеличивать претензии.

Таков опыт моих респондентов. Но, конечно, случаются и другие истории. По данным портала «Коллекторы.ру», агентство «Рус-долгнадзор» недавно инициировало судебный процесс, обвинив должницу в незаконной реализации залога и отказе от возврата кредита. Директор агентства Сергей Кендзиор считает, что это уголовное дело он вполне может выиграть. Тем более что в случае вынесения приговора появляется иное, кроме слов, средство убеждения, хотя он и признал, что этапирование и заключение под стражу в этом случае произойдут вряд ли. Скорее условный срок или отсрочка исполнения приговора. Наличие судебного приговора «весьма часто меняет их тональность в переговорах», жестко сказал о должниках Кендзиор.
На самом деле судебный процесс, которого больше всего боятся должники, — дело не такое простое и для самого кредитора. Прежде всего на это требуется слишком много времени, и услуга для заказчика, то есть финансового института, сильно возрастает в цене, а время и деньги в таких расследованиях ограничены. Особенно если коллекторы работают на аутсорсинге, а не в структуре самого банка. «По нашей информации, пленум Верховного суда РФ рассмотрит вопросы правоприменительной практики по таким делам, что, безусловно, положительно повлияет на решимость судей при вынесении приговоров и исключит неверные толкования ответственности, вызванные в основном популистскими мотивами и “заботой о населении”», — сказал директор «Рус-долгнадзора».

Из самой тональности высказываний Сергея Кендзиора понятно, что коллекторские агентства, даже те из них, что поначалу мягко стелют, в определенный момент готовы перейти к жестким мерам. Причем меры эти особенно эффективны по отношению к действительно неспособным заплатить в данный момент по объективным причинам. Таковых, понятно, немало, и наступление этого момента специалисты прогнозировали, еще когда люди чуть ли не на вес брали потребительские кредиты, но также с легкостью необыкновенной — ипотечные. Тем более в иностранной валюте, которая, взлетев, поставила средний класс в сложнейшее положение.

У мошенников, которые специально брали кредит, чтобы его не отдавать, разработаны собственные технологии. И они не ждут, когда кредиторы придут за долгом, а скорее тратят деньги. И даже в случае положительного судебного решения их счета уже давно «чисты», а регистрация, как правило, не имеет никакого отношения к реальному месту жительства.
Так что уголовные преследования сработают прежде всего в случаях с честными, но пострадавшими гражданами (правда, несколько коллекторов, с которыми я поговорила при подготовке этого текста, уверены, что наибольшая часть долгов — результат не кризиса, как это преподносят обычно должники, а безответственности и расхлябанности. Наверное, так думать — их профессия).

Так или иначе, массовых обращений кол-лекторских агентств в суд пока не произошло, несмотря даже на резкий взлет количества просроченных долгов. Обычно они давят психологически, обещая те самые суды и иные методы воздействия. То есть, как утверждают коллекторы, они используют исключительно некриминальные методы. Хотя известно, что и сегодня, особенно в регионах, существует практика «выездов на место», когда сотрудники агентств вламываются в дом, угрожают, шантажируют, сообщают на работу, то есть реализуют то, что у профессионалов этого бизнеса называется «информационным воздействием на должника». Имеется в виду, как объясняет рекламное предложение одного из агентств, «придание открытости долговой проблеме должника и донесение реальной долговой ситуации и ее последствий до выбранного круга лиц». Помогает при взыскании, по словам директора «Русдолгнадзора», также механизм солидарной ответственности по обязательствам супругов — проще говоря, за неудачно вложившего или прогулявшего деньги папу платят мама и дети.

Тем не менее клиенты во многих случаях готовы признать, что раз должны, то ситуацию нужно урегулировать. Однако есть одна серьезная претензия к банкам, с которой большинство не смиряется. Клиенты возмущены тем, что банкиры не ставят их заранее в известность о том, что бегать за ними самостоятельно больше не намерены. Многих это недовольство даже довело до подачи искового заявления в суд. Мотивировка: банк должен понести наказание за то, что передал сведения о них и их долгах какому-то агентству и тем самым нарушил банковскую тайну. Эта позиция вынудила Роспотребнадзор опубликовать специальное разъяснение. Из него следует, что на самом деле банки не виноваты: административная ответственность за передачу кредита для взыскания не предусмотрена, а в типовых договорах с банками есть пункт, по которому в случае невозврата последний имеет право передать кредит и все данные о заемщике третьим лицам. И вот эти третьи лица, коллекторские агентства, сообщают должнику, что дело передано им. Однако Роспотребнадзор рекомендует: чтобы не нарваться на мошенников, звоните в банк и уточняйте, точно ли долг передан агентству и какому именно.

Смысл рекомендации понятен. Число коллекторов выросло в последние годы на тысячи процентов. Этот бизнес в России появился фактически пять лет назад и был представлен всего несколькими специализированными компаниями. Сегодня в стране больше тысячи подобных фирм (около 250 профильных агентств плюс те, что занимаются возвращением долгов как одним из направлений деятельности). Только по сравнению с 2004-м в следующие два года их количество выросло в десятки раз. А по данным Ассоциации по развитию коллектор-ского бизнеса, финансовых институтов, работающих с агентствами, в первой половине 2007 года стало больше по сравнению со вторым полугодием 2006-го на 35–40%. Понятно, что 2008–2009 годы, бархатный сезон кризиса, стали звездным часом коллекторов.

К ним обращаются финансовые институты самого разного масштаба, и даже Сбербанк только что объявил о тендерах в нескольких регионах. Крупнейший в России банк, чей контрольный пакет акций принадлежит государству, выбирает агентства, которые помогут ему добиться от физических лиц возврата долгов, и это притом, что закон о коллекторской деятельности в России пока не принят и, таким образом, сама деятельность коллекторов, можно сказать, полуофициальна. Однако Сбербанку не до подобных мелочей. На кону слишком серьезные средства, учитывая масштабы кредитования (около трети всех кредитов, выданных россиянам, приходится на этот банк) и рост невозвратов (еще год назад они здесь составляли менее 2%, сейчас — почти 3%). Кстати, совсем недавно Сбербанку в возвращении просроченного долга примерно в 1 млрд долл. «помогла» Генпрокуратура — не каждая организация может претендовать на подобное содействие. И тем не менее банк решил, что без помощи коллекторов не обойдется.

Востребованным бизнесом занялись специализированные фирмы, обычные юридические конторы и созданные внутри крупных банков отдельные структуры. В целом коллекторский бизнес, еще пять лет назад представленный в России в основном службами безопасности компаний и полукриминальными структурами на «аутсорсинге» у тех же компаний, сегодня относительно цивилизовался и структурировался. К нему настолько прониклись не только банки, но даже и государство, что министр юстиции предложил передать коллекторским агентствам некоторые функции государственных судебных приставов.
Профессия коллектора стала популярной среди юристов, не говоря уже о банковских служащих, массово уволенных в период кризиса и ищущих себя в новых отраслях. Правда, по словам руководителя одного из крупнейших коллекторских агентств «Центр ЮСБ» Александра Федорова, при найме сотрудников он отдает предпочтение не только людям с высшим юридическим образованием, но и тем, у кого стаж работы во внутренних органах составляет не меньше пяти лет. Приветствуются также бывшие судебные приставы и работники судов. Но такая щепетильность по силам, понятно, далеко не всем агентствам, особенно открывающимся в регионах.

Пожалуй, единственная из отраслей, где компании сегодня расширяют штаты, открывают новые филиалы и отделения, платят зарплаты выше средних, — это коллекторские агентства. В целом их победное шествие по стране похоже на ту активность, с которой еще несколько лет назад вели себя банки. Время разбрасывать и время собирать камни. Банки, их разбросавшие, сегодня часто в кризисе не меньшем, чем их должники. Им на смену пришли те, что соберут деньги.
Схема финансирования коллекторских агентств такова. Первый вариант — проценты. Второй — особые договоренности. Третий — инвестиции в бизнес.

Первое — это вознаграждение банка агентству «по факту взыскания», которое в среднем составляет 25% от возвращенной суммы долга. Естественно, если агентство считает долг сложным, чем-то приближающимся, по милицейской терминологии, к «висяку», то оно торгуется. Учитываются длительность невыплаты задолженности, доступность информации о должнике, тип кредита и прочее.

Особые договоренности существуют, если коллекторы должны применять, помимо собственных методов работы, какие-то для них нетрадиционные. Например, привлекать детективов для поиска должников или их близких родственников. В этом случае с банком согласуется, готов ли он оплатить работу детектива и прочие дополнительные расходы и стоит ли, собственно, игра свеч. Случай передачи дела в суд также обсуждается с банком, поскольку затраты последнему приходится брать на себя.
Наконец, агентство может существовать не только за счет того, что с ним расплачиваются финансовые институты, но и благодаря инвестициям в бизнес, размещению своих акций и т.д. Инвесторы в последнее время проявляют некоторый интерес к коллекторскому бизнесу. Появился даже соответствующий интернет-магазин, где продаются-покупаются функционирующие агентства, привлекаются инвесторы для «приобретения пулов просроченной дебиторской задолженности физлиц» или «права требования на задолженность юридических лиц, в том числе находящихся в процедуре банкротства». Но в целом инвестиционный вариант, несмотря на бурное развитие отрасли, пока занимает ничтожную долю. И не в последнюю очередь по той причине, что инвесторы не очень понимают, как именно и зачем вкладываться в этот бизнес. И что это, собственно, за бизнес. Его развитие ведь сильно ограничено обстоятельствами: многие даже внутри коллекторского сообщества считают, что, как только кризис пойдет на спад, туда же двинется и деятельность этих агентств.

ФИНАНСОВЫЕ АНТИКИЛЛЕРЫ

В ответ на массовое распространение кол-лекторских агентств в России появились в чуть меньших, но также впечатляющих количествах фирмы-антиколлекторы. И те и другие активизировались примерно в 2005 году, а бум этих противоборствующих рынков пришелся на окончание 2008-го и 2009 год. Как и подсказывает логика, антиколлекторы занимаются прямо противоположным тому, что делают их оппоненты. А именно, защищают должников от кредиторов, а если последние передают дела в суд, то и на процессе. Коллекторы, конечно, называют занятие антиколлекторов незаконным и бесперспективным, а «анти-» определяют в ответ действия коллекторов как «наезды» и «беспредел».

Кредиторы доказывают, что праведными действия антиколлекторов не могут быть ни при каких обстоятельствах, поскольку если долг есть, то должник обязан его оплатить, а не бегать от банка. В связи с этим все обещания юристов своим клиентам уменьшить сумму долга или отменить штрафные санкции банка, которые, кстати, часто в разы превышают саму сумму долга, считают незаконными. И утверждают, что в крайнем случае антиколлекторы способны тянуть время. Однако у юристов, специализирующихся на «смягчении последствий» для должника, на этот счет другое мнение.

На сайте одного из «антиагентств», например, висит такое пафосное утверждение: «Держателям кредитных договоров нужно знать, что они не бесправные “крепостные”, попавшие в кабалу банка, который с ними что хочет, то и делает, а полноценные граждане нашей страны, права которых закреплены законом. И в данный момент в России есть специалисты, готовые их отстаивать». Из сочинения другой подобной фирмы: «Антиколлекторство — это услуга, которая не позволяет вашим кредиторам безнаказанно лишать вас денежных средств или имущества, необходимых вам для жизни, или смягчает последствия ваших необдуманных решений по даче поручительства за кого-либо».

Одно из самых крупных антиколлекторских агентств — OnlyWay +7 (495) 543-44-90. Его глава, юрист Ирина Качура, молодая женщина со строгим взглядом и мужественными заявлениями, в одном из своих интервью сказала о коллекторах следующее: «Лично я называю это ОПГ (организованная преступная группировка) — в уголовном праве существует такое понятие. Банк — заказчик, а кто киллер, уже не так важно… Многие преступные группировки, с которыми власть боролась до 2000 года, закрылись, остальные ушли в тень. Ниша освободилась, и теперь ее заняли вот такие коллекторы».

По ее словам, «в реальности люди не должны банкам (по статистике, около 2 млн человек в России не выплачивают потребительские кредиты. — «ББ».). В большинстве случаев это дутые штрафы и пени. Если их убрать, получится, что у банков нет кризиса. То есть они просто обманывают государство: ой, нам плохо, мы раздали деньги вашим гражданам. Не могли бы вы нам за них немножко денежек перечислить? На волне кризиса многие банки стали быстро и активно формировать такие портфели, списывать какие-то долги, чтобы потом просить у государства дотации. Иногда бывает, что человек реально должен 20% от суммы насчитанного долга, а остальные 80% — “грузило” сверху. За просрочку, несвоевременную оплату, о чем человеку никто не сообщал, пока он платил». Ирина Качура имеет в виду ситуации, когда человек попросил разрешения у банка отсрочить на несколько дней выплату долга и получил согласие, а компьютерная программа между тем начислила ему штраф.
Интересно, что даже сами антиколлекторы предупреждают клиентов о том, что в их сообществе бывают разные специалисты. И прежде чем соглашаться на услуги, стоит тщательно изучить историю компании, ее право на подобную деятельность, предыдущие успехи и т.д. Помимо откровенно незаконных способов работы бывают и просто не слишком профессиональные. Например, мы заметили на некоторые сайтах антиколлекторов довольно странные соображения, по которым они берутся защищать своих клиентов. Например, одно из агентств считает достаточным основанием для того, чтобы считать штраф «грабительским», тот факт, что некоторые пункты банк вписал в договор мелким шрифтом или использовал «такие словесные конструкции, в которых неподготовленному человеку трудно углядеть подвох». К основаниям для смягчения отнесены также «изменение жизненных обстоятельств, нехватка времени и средств, необходимость в отсрочке части долга и другие ситуации, когда даже самый честный человек не может рассчитаться по долгам с банком».

Кого когда спасал от штрафа размер шрифта или юридическая безграмотность? Плохо видите — наденьте очки. Не понимаете термины — приходите на подписание договора с юристом. И тем более не оправдание изменение жизненных обстоятельств, что уж точно не учтено в банковских типовых договорах как смягчающее обстоятельство для невыплат. По крайней мере именно так рассуждают банки и чаще всего судьи. И даже если признать, что «мировые судьи — это блатные должности. И их неприкосновенность превышает неприкосновенность депутатов, включая льготы и все остальное», как говорит Ирина Качура, то клиенту от этого не легче.

Таким образом, обещания выручить клиента в такой ситуации — блеф антиколлекторов. А между тем их услуги совсем не дешевы. Консультация и анализ договора кредитования — около 2 тыс. рублей. Так же как и коллекторы, антиколлекторы получают вознаграждение в виде процента от выигранной суммы. Каков именно процент, определяется в каждом конкретном случае — в зависимости от сложности долга, сроков, на которые он просрочен, мощи и известности банка, в котором взят, и т.д.

Что касается законопроекта о коллекторской деятельности в России, который призван окончательно формализовать и легализовать этот рынок, то антиколлекторы думают о нем совсем иначе. Не менее жестко, чем в отношении других вопросов, глава OnlyWay настроена и к законопроекту. Он нужен «только для того, чтобы пересчитать всех по головам, ввести лицензию, начать на этом зарабатывать и контролировать свой личный бизнес. Держать нишу. И пускать в нее будут уже по своему усмотрению».

При том что антагонизм коллекторов и антиколлекторов в России очевиден, есть ситуации, в которых их деятельность смыкается. И те и другие рекомендуют клиентам, как вести себя с кредитором, анализируют долг, перспективы его возврата, возможности оптимизировать выплаты. То есть если соединить эти две профессии в одну, то получится должность кредитного советника, широко распространенная во многих странах. Советник действует, насколько возможно, одновременно в интересах банка и клиента, пытаясь привести спорящие стороны к компромиссу, а еще лучше — не довести их до спора. В России также существуют подобные специалисты, однако их количество никак не сопоставимо с анти- и коллекторскими службами. Вероятно, по той причине, что при пресловутом отсутствии кредитной культуры в стране заемщики предпочитают оплачивать услуги специалиста в тот момент, когда проблема уже заострена до предела. В таких случаях, естественно, требуются уже не кредитные советники, а антиколлекторы, судьи и прочие «оптимизаторы».

В России, правда, есть другой вид «кредитного советника» — эту смычку двух профессий некоторые нечистоплотные юристы реализуют, играя в «плохого» и «хорошего» следователя. Клиента сначала запугивают жесткие коллекторы, а потом приходят мягкие «анти-» с готовыми решениями, в конечном итоге также направленными на изъятие долга и тех самых «грабительских» процентов, начисленных на него.

ONLYWAY Закон на нашей стороне +7 (495) 543-44-90

Источник: Большой Бизнес (журнал)


Условия размещения рекламы

+7 / 495 / 543-44-90 (многоканальный)

Рейтинг@Mail.ru


Onlyway Адвокат, Юридические услуги