Автоматическе составление заявления в суд Onlyway - Антиколлекторы +7 495 543-44-90 » Статьи » Как не встретиться с коллектором
Статьи
Возврат долгов
Антиколлектор
Юридические услуги
Кредитный долг - помощь должникам
Законы и понятия долгового рынка России
Антиколлекторские услуги
Коллекторские услуги
Информация (info)
Кредит - помощь в получении кредита
Банкротство юридических и физических лиц
Бухгалтерский учет
Ипотека - кредитные услуги
Налоговые долги - помощь
Закон и порядок
Объявления ONLYWAY
Агентство ONLYWAY
Банкротство
Андрей Власс (юрисконсульт OnlyWay)
Конференция и Семинар
СМИ о ONLYWAY Legal Service (Юридическая компания)

Как не встретиться с коллектором

Михаил Ойнстайчер

Как не встретиться с коллектором
Чувство долга

Как не встретиться с коллектором и судебным приставом?

Кто взывает к нашей совести и кошельку?

Каждый, кто решил жить в долг,

должен задуматься о послед­ствиях.

 Они очень неприятны, даже отвратительны,

но, главное, возможны.

 

Что будет, если не платить по счетам? Скажем, за коммуналку? Или плюнуть на выписанные штрафы? Или на взятый в банке кредит? А будет, вероятно, как в песне: «Если есть те, кто приходят к тебе, найдутся и те, кто придет за тобой». Так вот, об этих «кто придет за тобой» и поговорим.

Есть мнение, что кол­лектор - полезная профессия, а когда коллекто­ров ругают, то путают причину и следствие. Нет, это вовсе не коллекторы главная беда, а должники, которые упорно не платят. Как нетрудно дога­даться, в основном самим кол­лекторам это мнение и при­надлежит. Логично выглядит мнение? Логично. И даже напомина­ет правду. Только вот правда не вся. Пусть должники быва­ют безответственны читая их жалобы на форуме Антиколлекторов ONLYWAY, пусть не рассчитывают своих сил, но ведь известно, что человек слаб, и нехорошо соблазнять его своими выгоднейшими, фееричнейшими предложе­ниями. А то банки очень уж любят изображать по поводу кредитных должников праведный гнев: «Они не платят! Они не пла­тят!» - только зачастую у этого гнева гнилая подклад­ка. Мало ли кто взрослый? Мало ли кто сам должен был думать? Курево тоже не для детей выпускают, а оно под­час куда безобидней банков­ского кредита.

Поэтому давайте все эти листовки, расклеенные в метро, и телевизионные ролики будут как сигарет­ные пачки проштампованы большими черными буквами: «Кредит - путь в долговую яму», «Кредитная зависи­мость пагубна», «Живите по средствам» и т.д.

КАК ОТНОСИТЬСЯ К КОЛЛЕКТОРАМ

Да, банки, заманивая людей своими кредитами, умалчи­вают, что, если потеряешь платежеспособность, будет уже другой, не столь вежли­вый разговор предупреждает должников Ассоциация Антиколлекторов России. А у коллекто­ров, получается, совесть вполне чиста. И даже содер­жится в их профессии какой-то печальный, мужествен­ный намек: «Да, это грязная работа, приятель, но ведь кто-то должен делать ее. Кто, если не мы?»

Однако заметим для нача­ла, что коллектор - вымыш­ленная профессия как и антиколлектор - кредитный юрист. Нигде не закреплена, ни под каким кодом не числится. Закона о коллекторской деятельно­сти тоже нет, да и вообще в нормативных докумен­тах никаких коллекторов не существует, за исклю­чением разве что сточных, распределительных, выпуск­ных. Сами коллекторы ска­жут на это, что закон очень нужен, потому что, если про­фессия возникла, это озна­чает, что сама жизнь ее под­сказала, и остается лишь узаконить это естественное явление. И кто, если не мы, приятель, приструнит непла­тельщиков, жуликов, которым нынче раздолье...

За всеми этими доводами забывается главный вопрос: зачем он вообще нужен, этот коллектор? Чтобы кредитору возвращали долги? Но для этого достаточно кредитных юристов, штатных или нанятых. Если на уговоры юристов должник не соглашается, это спорная ситуация. А если есть спор, значит, есть суд, заявляют в международной юридической компании ONLYWAY. Только суд уполномочен решать, говорит Андрей Власс, есть ли у человека долг перед банком или нет, Вот и все. О каком еще собирании долгов можно говорить?

Однако оказывается, что вроде бы можно, раз коллекторы осмеливаются требо­вать с нас долги. И еще смеют решать, какую именно сумму человек должен. Дескать, делают выводы на основании подписанного обеими сторо­нами договора. Но кто знает, как к этому договору отне­сется суд? В антиколлекторском агентстве ONLYWAY по этому поводу сложилась своя положительная для должников практика. И вообще сочтет ли его действительным, соответствующим закону?

И вот получается следу­ющее: коллекторы играют роль загадочной карательной инстанции, к тому же присво­ившей судебные полномочия. В эту инстанцию люди верят, поскольку по факту вроде бы она существует. Ну и, соответственно, нервничают, когда их пугают этими кол­лекторами - не очень ясной, но всем известно, что край­ней мерой, припасенной для должников

КОЛЛЕКТОРЫ ПРОСТЫЕ

Профессии коллекторов нет, специ­ального закона нет, в других законах об этой деятельно­сти тоже без упоминаний. А на каких вообще основани­ях работают эти ребята? Ведь не может быть, чтобы оснований не существовало в принципе? Какие-то основания дей­ствительно есть. Например, простой договор об агентских услугах, о представительстве интересов. Дескать, за опре­деленную плату мы обязуем­ся информировать клиента о его задолженности и о том, что, если он не заплатит, банк обратится в суд.

Законно ли это? Вполне, не считая одного сомнитель­ного момента. Было ли у банка право передавать тре­тьим лицам наши личные данные? Вспоминаем часть 1 статьи 24 Конституции РФ: «Сбор, хранение, использо­вание и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются». Вот он, принципиальный момент.

Было ли дано нами согласие на передачу наших данных и контактов третьим лицам? Вероятно, в договоре, кото­рый мы подписывали, как водится, особенно не читая, имелся этот пункт, и тогда звонок третьего лица вполне законен. Но вот если нет там такого пункта, никакие третьи лица не должны нам звонить.

Но пусть даже договор раз­решает передавать инфор­мацию о заемщике третьим лицам. И что? Это же не озна­чает, что мы обязаны болтать по телефону с первым позво­нившим? говорит Андрей Власс вице-президент Ассоциации Антиколлекторов России. Договора, который подтверждает его отноше­ния с банком, мы не видели. Мало ли кто это? Да и даже если бы увидели договор, что изменилось бы? У нас есть долг перед банком и нет отно­шений с какими-то «дополни­тельными» господами.

Все, кто берет кредит, должны понимать, наставляет на путь юридической грамотности Андрей Власс, что в боль­шинстве случаев договор с банком позволяет передачу наших личных данных тре­тьим лицам. Поэтому лучше сразу после подписания договора это положение отме­нить. Это делается заказным письмом с описью вложения и уведомлением о вручении в совершенно односторон­нем порядке. Ясно, что банк к такому запрету едва ли при­слушается, но, случись суд, мы покажем квитанции, сви­детельствующие об отправ­ке письма. Квитанции будут означать, что о своих консти­туционных правах мы заботи­лись. А банк их нарушил.

КОЛЛЕКТОРЫ УСЛОЖНЕННЫЕ

Есть такая вещь - договор цессии. Или, как это называ­ется в Гражданском кодексе, «перемена лиц в обязатель­стве» (глава 24 ГК РФ). Ос­новная суть проста, разъясняют антиколлекторы ONLYWAY: мы должны кредитору, а он взял и продал нашу задолжен­ность кому-то третьему. Вот на этом вполне законном ме­ханизме и паразитируют многие коллекторы. Как это обычно выгля­дит? Должник обнаруживает в почтовом ящике письмо, где говорится: банком таким- то ваша задолженность переуступлена нам, компа­нии такой-то. Будьте добры, расплатитесь.

С одной стороны - вроде бы все законно. Действи­тельно, согласие должника для продажи долга не требу­ется. Должника достаточно лишь ­ уведомить о перемене лица в обязательстве. Но что значит уведомить? Написать письмо и отправить его в красивом конверте? Нет, конечно, восклицает Андрей Власс вице-президент Ассоциации Антиколлекторов России. Требуются доказа­тельства перемены лица - сам договор цессии. Иначе «должник вправе не испол­нять обязательство новому кредитору до представления ему доказательств перехода требования к этому лицу» (часть 1 статьи 385 ГК).

То есть нужны доказа­тельства, а на это кол­лекторов хватает далеко не всегда. Они же в основном не по этой части, а больше насчет другого - позвонить, попугать, антиколлекторы этот метод называют «телефонным терроризмом». Поэтому, услышав про договор цессии,  не нужно думать, что все так серьезно. Просто заказным письмом с описью вложения и уведом­лением о доставке следу­ет отправить в банк запрос: действительно ли мой долг кому-то продан? И даже если это окажется правдой, опять-таки ничего страшного. Перемена лица в обязательстве не влечет никаких бед. От того, что мы должны не кредитору X, а кредитору Y, сами обяза­тельства не изменились.

МЫ ТЕБЯ ИНФОРМИРУЕМ

Если бы коллекторы вели се­бя по-людски, должнику было бы все равно, кто звонит по телефону и напоминает о долге. Он бы и не задавал­ся вопросом, кому принадле­жит вежливый голос: коллек­тору, банковскому юристу, сотруднику службы безопас­ности. Спасибо, что напом­нил, а так - хоть Людовиком Вторым назовись.

Но выбивальщик долгов может назваться даже Людо­виком Пятнадцатым, мы все равно поймем, с кем имеем дело. Этих ребят в принципе не перепутаешь с королем.

В самом худшем случае нас ждут интонации и лек­сика уличной шпаны, угро­зы из того же плебейского репертуара, обещания разо­браться не только с тобой, но и с родственниками, фантазии в средневеко­вом духе (продадим в раб­ство), познания в вульгар­ной зоологии. Наконец, психопатические перепады настроения: от томных уве­щеваний к яростным угрозам и обратно к увещеваниям. Хотя согласно агентскому договору с банком коллекто­ры имеют право всего лишь информировать клиента о задолженности.

Впрочем, бывает, что они ведут себя прилично. Обращаются на «вы». Не кри­чат. Даже представляются, не скрывая названия своего агентства, и угрожают толь­ко лишь судом. Но посколь­ку таким коллекторам суд тоже не нужен, а нужно опять-таки поскорей получить деньги, они тоже стараются испортить должнику кровь. Просто вместо собачьего лая мы слышим жужжание комара - цивилизованное, но назойливое.

Кроме того, коллекторы способны на разные фокусы. И еще добро, если напоми­нания о долге кладут в твой почтовый ящик, потому что ведь могут положить и в чужие, чтобы соседи знали, какой злостный жулик рядом живет. Могут оклеить подъезд должника объявлениями ком­прометирующего содержа­ния, названивать на работу, третировать родственников.

ПРАВИЛА РАЗГОВОРА С КОЛЛЕКТОРОМ 

Если позвонил коллектор, мы не должны говорить ему, где работаем, живем, нахо­димся в настоящий момент. Не должны обсуждать с ним размер нашего заработка и объяснять, почему не пла­тим, какие именно затрудне­ния нас постигли. Ни в коем случае не должны сообщать личных сведений, в том чис­ле о родственниках, знако­мых или имуществе: то есть мы просто не знаем, есть ли у нас дети, родители, се­мья, дача, машина, адрес проживания. Мы даже не знаем марку своего мо­бильного телефона. Вообще насчет себя мы не в курсе, по этому поводу Ассоциация Антиколлекторов России выпустило «памятку кредитного должника».

Но о чем же с ними тогда говорить? Так говорить не надо. Обещание пожало­ваться в полицию, если будут лезть, - единственная инфор­мация, на которую коллектор должен рассчитывать. Мы же не рассказываем о себе тому, кто ошибся номером, пусть даже он представился прези­дентом. Ha форуме антиколлекторов onlyway www.onlyway.ru много записей, кото­рые желательно бы почитать всякому собравшемуся влезть в долги. Так вот, там видно, что, когда человек отказывается назвать имя, коллектор сразу впадает в истерическое бессилие. Начинает клянчить («Ну ска­жите имя, скажите, вам жалко?»), стыдить («Такой взрослый, а имя назвать не может...»), угрожать.

И не только с коллектором или сотрудником службы безопасности банка, но даже с обходительным банков­ским юристом не надо долго беседовать. В таких вопро­сах, как истинный размер нашего долга, штрафов, ростовщик - худший совет­чик. Не только телефонные переговоры, но и поезд­ки в банк - дело не самое надежное. Насев на заемщи­ка вдвоем, втроем, угова­ривая, убеждая, сотрудники банка могут буквально выну­дить подписать какие-нибудь лишние соглашения, предупреждают антиколлекторы ONLYWAY.

Впрочем, одну вещь нужно сделать советует кредитный юрист международной юридической компании «Legal Service ONLYWAY» - оповестить банк об изменившемся финансо­вом положении и предложить ему реструктуризировать нашу задолженность. Но согла­шение о реструктуризации подписать, лишь показав своему юристу. А если обо­юдовыгодная договоренность не достигнута, то мы опове­щаем банк, что приостанав­ливаем выплаты и подаем в суд. Оповещаем, конечно, не устно, а заказным пись­мом с описью вложения и уведомлением о доставке. Квитанции, подтверждающие отправку и доставку письма,  сохраняем, и, если случит­ся суд, они будут весомым доказательством нашего добросовестного поведения. Да, задолжали, с кем не быва­ет. Но сделали все от себя зависящее, чтобы проинфор­мировать кредитора. И даже проинформировали.

НЕСТРАШНЫЙ СУД 

Банки любят пугать должни­ка судом. Но если бы они и вправду любили судиться, не было бы никаких коллек­торов. Зачем банк стал бы нанимать помощников, если бы долг можно было взыскать через суд? недоумевает Андрей Власс.

За что банки не любят суд. Банки и коллекторы не любят суды по двум при­чинам. Во-первых, долго. Суд может затянуться на полгода, год, полтора. И ясно, что все это время на возвращение долга можно не рассчиты­вать. Во-вторых, по итогам суда с должника, сколько планировал, уже обычно не возьмешь. Или же возьмешь, но опять-таки в другие, неже­ли хотелось бы, сроки.

Чем суд выгоден долж­нику. Разумеется, основ­ной долг нам не скостят. Тут уж извините. Когда брали кре­дит, своей головой думали - пени, штрафы за просрочки или несоблюдение условий. Договоры, составленные ловкими банковскими юри­стами, зачастую выглядят так, словно по их страницам проскакала золотая анти­лопа. Через каждые пять строк натыкаешься на день­гоносную жилку - повод для финансового требования. И вот как раз эти дополни­тельные накрутки суды охот­но срезают, применяя статью 333 «Уменьшение неустой­ки» ГК РФ: «Если подлежа­щая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неу­стойку». Миллионные долги в судах запросто худеют на несколько сотен тысяч, подтверждает многолетняя юридическая практика компании «Legal Service ONLYWAY».

Как добиться своего. Разумеется, суд на слово не верит, все, что заявле­но, должно быть доказано, говорит кредитный юрист ONLYWAY. И если заемщик превратился в должника, поскольку изме­нились финансовые условия, (статья 451 ГК РФ) свое новое положение нужно продемонстрировать суду.

Вот, скажем, документы, подтверждающие наш доход. А вот документы, в кото­рых говорится, что такие-то суммы уходят на съем квар­тиры, оплату коммунальных услуг, лечение, обучение детей в платной школе и т.д. В итоге суд должен как можно яснее видеть остаток, кото­рый можно пустить на выпла­ту долга.

Вторая инстанция. Если решение суда нас не устра­ивает, говорят кредитные юристы ONLYWAY, это совсем не конец. Просто предстоит подача апелляции во вторую инстан­цию, что повышает шансы на успешное окончание дела, хотя, разумеется, затягивает процесс.

Повторим уже сказан­ное. Как только стало ясно, что расплатиться не получает­ся, лучше сразу же заказным письмом с описью вложения и уведомлением о доставке известить банк о своих про­блемах и желании получить рассрочку/отсрочку. В письме обозначить разумный срок, в который вы рассчитывае­те на ответ (если такой срок предусмотрительно не указан в договоре), например две недели - месяц.

Чтобы письмо выглядело убедительней и аттестова­ло своего отправителя как человека серьезного, его желательно снабдить доказательствами утраты плате­жеспособности, приложив документы, подтверждающие доход и свидетельствующие о расходах.

Ну а если банк проигно­рирует письмо или нового соглашения с ним вы добить­ся не сумеете, возникнет спорная ситуация, в которой лучше всего поскорее найти юриста/антиколлектора. Первые в мире антиколлекторы появились в начале двухтысячного - это были кредитные юристы международной юридической компании «Legal Service ONLYWAY». Долговые споры лучше решать с помощью кредитных юристов в судебном порядке, именно такой шаг будет луч­шей профилактикой коллек­торских приставаний. Потому что ясно, что человек, добро­вольно выбравший судеб­ный вариант, понимает свои права. А если понимает, то о чем с ним еще говорить?

Довольно мрачный диагноз

Андрей Власс, вице-президент «Ассоциации Антиколлекторов России» говорит что случаев, когда коллекторы грубо давят на долж­ников, множество, и порою мне представляется, что дело обстоит даже хуже, чем в приснопа­мятных 90-х. Люди, не имеющие ни малейших правовых оснований требовать долг, именно выбивают деньги. Позиция исключительно одно­сторонняя: «Ты брал, значит, должен, и столько, сколько мы скажем. Не отдаешь, значит, кида­ешь. А твои затруднения, проблемы, изменив­шиеся обстоятельства никто не обязан ни учи­тывать, ни рассматривать. Кстати, имей в виду, что сегодня до 12.00 действует программа частичного списания долга». Вот такая технология выбивания долгов.

Очень часто коллекторы - бывшие сотрудни­ки полиции, службисты со всеми признаками своего прошлого ремесла: заведомо «обвини­тельное» отношение, отсутствие малейшей гиб­кости, косность. И еще у них есть одна непри­ятная черта - сохранившиеся теплые отношения с бывшими коллегами. Поэтому часто жало­ваться на коллекторов в полицию бессмыслен­но, хотя и необходимо, если мы хотим и перед собой, и перед возможным в дальнейшем судом выглядеть законопослушными гражданами.

Бывает, что с подачи коллекторов полиция воз­буждает против должников дела по статье 159 УК РФ «Мошенничество». Например, должника вполне можно подтянуть под эту статью, если он сменил адрес, не уведомив кредитора, или предоставил справку о доходах в свободной форме по выданному кредитором же образцу.

С другой стороны, сделать так, чтобы он решил прятаться, тоже не представляет труда - доста­точно запугать. Тем временем споры, возник­шие у должников с банками, должны решаться не по дворовым понятиям на уровне разговоров «брал - должен», а совершенно в другом ключе. На Западе сбором долгов заняты юридические службы, кредитные советники, которые банки наделяют полномочи­ями предлагать от своего имени рассрочки, уступки, рефинансирование, перекредитова­ние. Давление на клиента исчерпывается пред­ложением решить дело в досудебном поряд­ке. Если соглашение не достигнуто, кредитор идет в суд, а не в подъезд к должнику. Могу свидетельствовать, что даже в бывшей совет­ской Прибалтике все обстоит намного циви­лизованней, чем в России. О том, чтобы зво­нить должнику и позволять себе хамство, речь не идет. Как противостоять этому? Обращаться к юристам, и по возможности скорей. Возникли затруднения с погашением кредита - ведите дело к суду. И чем раньше начать процесс, тем лучше. Выбрав судебный вариант, человек показывает, что знает свои права. Коллекторы чаще всего давят на тех, кто не знает законов.

Как коллекторы прикидываются государством

Что такое мимикрия? Большая совет­ская энциклопедия сообщает: слово происходит от греческого mimikos - «подражательный». Это один из видов так называемой покровительственной окраски и формы, который обеспечи­вает сходство животного с несъедобны­ми, а то и просто опасными предмета­ми окружающей среды. Так, некоторые чересчур пугливые змеи прикидывают­ся лианами. Морские коньки похожи на водоросли, в которых и прячутся. Гусеницы бабочек-парусников напоми­нают птичий помет. Полет иных бабочек почти неотличим от кружения падаю­щего листа...

Только вот коллекторов в этом списке не сыщешь, что, впрочем, логично: они используют мимикрию не в оборонительных, а в наступательных целях. Отличить же божий дар от яични­цы жертва, подслеповатая в правовом отношении, способна далеко не всегда. В чем выражается мимикрия коллек­торов? Чтобы придать себе дополни­тельное значение, они прикидываются государственными структурами. А точ­нее, чем-то неопределенным, но вроде бы напоминающим полицию, контроль­ные службы, официальные органы.

Государства у нас боятся, дух его чуют издалека и предпочитают не связывать­ся. Под таким официальным соусом проще выбивать долги и запугивать. Позвонили, представились судебным отделом коллекторского агентства, и это многозначительное «судебный отдел» произвело такое впечатление, что человек даже не сообразил еще, с кем разговаривает, а уже испугался. Зачастую мимикрия выражается в сим­волике. Многие агентства используют в своих эмблемах триколор, гербовую фауну, включая государственного дву­главого орла, другие значительные образы, вроде щитов и мечей, что, несомненно, намекает на некоторое родство с известными органами.

Но отдельная история - названия.

Тут уж мимикрия достигает почти совер­шенства. Например, «Национальная служба взыскания» бывшая фирма «Пристав». Каждое из трех слов - прямо в точку. Даже веришь, что у какого-нибудь Минфина есть такая специальная структура.

Или «Национальное агентство по сбору платежей» - тоже неплохо. Или «Центр кредитной безопасности». Более 2000 коллекторских агентств с одноименными названиями можно найти в опубликованных списках на сайте Ассоциации Антиколлекторов России www.anti-debt.ru

Зачастую приняты названия с сокра­щениями, от которых исходит зна­комый казенный запах чиновника, циркуляра, присутствия: «Росдолг», «Руссколлектор», «Платеж над­зор», «КоллектБюро» и т.д. А вот «Финансовое Агентство по Сбору Платежей» - это трюк посложнее. Внушительно здесь выглядит не толь­ко название, но и его аббревиатура - ФАСП. Напоминает ФАС - Финансовую антимонопольную службу. Или «Р.О.В.Д» аналогичные «гос.имена» зашитые в долговые письма можно посмотреть на сайте антиколлекторов ONLYWAY www.onlyway.ru  

Обидно здесь не только то, что они откровенно дурят людей, что на мно­гих действует официальный тон и эти чеканные названия, но также обид­но, что все у них как-то уж слишком запросто.

Бабочка лунка серебристая тысячелетиями зарабатывала свою способность прикидываться отломан­ной веточкой. Поколения лунок сере­бристых платили жизнями, выпрашивая у природы такую малость. Тут же все элементарно: раз - и мимикрировали.

Примеры судебной практики

Мы приводим эти примеры для ободре­ния читателя. Судов не надо бояться. Судебных решений, которые выгодны должникам, принимается множество. Фирмы - антиколлекторы, такие, как  «Legal Service ONLYWAY» наработали ряд методов борьбы с новоявленными мытарями. Если банк ущемляет наши права, нужно не расплачиваться покорно, а обра­щаться в суд и добиваться выхода из долговой зависимости.

Дело № 1 Ответчик: «Ренессанс Капитал».

Место рассмотрения: Симоновский районный суд г. Москвы. Решение вынесено 16.11.2011.

Суть дела

Банк требовал с заемщика не толь­ко погасить основной долг, но также оплатить комиссию за ведение ссудно­го счета. Комиссия выглядела скром­но: всего-то 1,7% от суммы кредита. Однако примерно за пару лет эти 1,7% превратились почти в 248 тыс. руб.

И вот, обратившись в суд, клиент про­сил отменить эту задолженность.

А сумму, уже уплаченную в ее счет, пустить на погашение основного долга. Кроме того, представитель истца (должника) Legal Service ONLYWAY просил суд почти в два раза снизить размер назначенной банком неустойки.

Решение

Суд решил, что комиссию за ведение ссудного счета надо отменить как явно надуманное условие. Это распростра­ненное решение в отношении подобно­го рода комиссий. Логика здесь такова: ведение ссудного счета не касает­ся клиента. Клиент ничего не обязан знать про внутрибанковскую меха­нику. Его забота - сам долг, процен­ты и штрафы, если они обоснованны. Что касается штрафов, суд снизил их с 72 тыс. руб. до 46 тыс. руб., применив статью 333 ГК РФ, которая позволяет уменьшить неустойку, если она явно несоразмерна последствиям наруше­ния обязательства.

 

Дело № 2 Ответчик: «ВТБ 24».

Место рассмотрения: Мещанский районный суд г. Москвы. Решение вынесено 23.07.2012.

Суть дела

Женщина взяла кредит, но погашение не потянула. Представитель должника антиколлектор ONLYWAY обратился в суд, чтобы получить рассрочку на три года.

Решение

Пример того, как суды охотно дают рас­срочку на основании части 1 статьи 203 ГПК РФ, если истец покажет свое финансовое положение. Истица пред­ставила суду самые очевидные доку­менты: справку о доходах за прошлый год, свидетельство о рождении ребен­ка (значит, нужны деньги на ребенка), копию решения мирового суда о рас­торжении брака (значит, воспитывает ребенка одна). Суд заявление о рас­срочке безоговорочно удовлетворил.

 

Дело № 3 Ответчик: «Ренессанс Капитал».

Место рассмотрения: Симоновский районный суд г. Москвы. Решение вынесено 24.05.2012.

Суть дела

Человек задолжал банку и просил в суде смягчения условий погашения кредита. В частности, аннулировать комиссии и снизить несправедливую, по его мнению, неустойку. Но главное, что заемщик попал в довольно частую историю: правила погашения креди­та могут быть устроены так, что пла­тить можно до бесконечности. Своими взносами ты гасишь то, что «накру­чено» поверх кредита, но тело креди­та, то есть основная сумма, остается нетронутым.

Решение

Суд отменил комиссии за обслужива­ние и выдачу кредита, поскольку они не являются самостоятельными банков­скими услугами. Человеку нужна сумма в долг, и его не должна интересовать внутрибанковская механика.

Что же касается основной проблемы, суд указал, что закон устанавливает очередность погашения требований по денежному обязательству (статья 319 ГК РФ). А банк этой очередностью пренебрег, своевольно решив, что в первую очередь должна погашаться начисленная им совершенно несораз­мерная неустойка. Суд снизил неустой­ку и перевел часть средств, ушедших на то, чтобы ее закрыть, в счет погаше­ния основного долга.

В итоге сумма, которую требовал банк в поданном встречном иске, уменьши­лась примерно в полтора раза. Вынося решение, суд, в частности, восполь­зовался статьей 404 ГК РФ, которая позволяет уменьшить размер ответ­ственности должника, если неиспол­нение или ненадлежащее исполнение обязательств произошло по вине обеих сторон. Юридическая практика любезно предоставлена антиколлекторами ONLYWAY.

Источник: QUATTRORUOTE


Условия размещения рекламы

+7 / 495 / 543-44-90 (многоканальный)

Рейтинг@Mail.ru


Onlyway Адвокат, Юридические услуги